Рейдерство, или незаконный захват чужой собственности, как явление достигло в России небывалых размахов: по оценкам экспертов, ежегодно в нашей стране происходит до 70 тысяч рейдерских захватов. Причем сейчас защита от захвата требуется не только крупным корпорациям, но и небольшим фирмам — в этом и есть особенность современного рейдерства.

Если раньше бизнес захватывался типично криминальными способами (шантаж, угроза, насилие, захват заложников, подделка документов и т.д.), то в настоящее время рейдеры в подавляющем большинстве случаев используют внешне законные способы, например, искусственное создание или покупку кредитной задолженности организации-«жертвы», внесение изменений в учредительные документы и незаконное приобретение долей в уставном капитале, выпуск фиктивных долговых обязательств и векселей. Для последующей легализации действий по захвату бизнеса привлекается штат квалифицированных юристов и адвокатов, которые используют средства гражданского судопроизводства и в качестве представителей получают необходимые судебные решения. Кроме того, рейдерство может производиться при «поддержке» силовых структур — ОМОНа, полиции и т.д.

В отличие от цивилизованного бизнеса, где слияние и поглощение предприятий как формы реорганизации основаны на взаимном согласии и равноправии сторон, а добрая воля лица, передающего бизнес или его часть явно выражена и не подвержена сомнению, в случае рейдерства захват активов происходит вопреки воле его предыдущих собственников. Учредители лишаются своей собственности и имущественных прав, терпят большие убытки и теряют источник дохода, а рейдеры, в свою очередь, практически за бесценок либо за сумму, на несколько порядков ниже рыночной, получают готовый бизнес.

Негативно рейдерство сказывается и на экономической ситуации, поскольку оно устраняет конкуренцию — неотъемлемую составляющую рыночной экономики, приводит к разорению среднего и малого бизнеса, потере рабочих мест.

Рейдерский захват — статья Уголовного кодекса РФ

Рейдерство в УК РФ как преступление не закреплено в отдельной статье, но более 10 различных статьей предусматривают ответственность за те или иные действия по незаконному захвату собственности. Наиболее распространённой статьей, которая применяется на практике при квалификации действий рейдеров, это статья 159 УК РФ (мошенничество); сама диспозиция данной статьи, предусматривающая ответственность за хищение чужого имущества путём обмана или злоупотребления доверием, полностью охватывает действия злоумышленников по захвату чужого бизнеса. Помимо указанной статьи действия рейдеров нередко квалифицируются по следующим статьям УК РФ (по совокупности со статьёй ст. 159 или отдельно от неё):

  • 179 УК РФ, если рейдер принуждает владельца организации заключить сделку по отчуждению имущества под угрозой насилия;
  • 170.1 — в случаях, когда в регистрирующий орган представляются заведомо ложные данные в целях внесения недостоверных сведений в ЕГРЮЛ, реестр ценных бумаг или систему депозитарной учета;
  • 170 — в отношении должностных лиц, регистрирующих заведомо незаконные сделки, искажающих сведения ЕГРЮЛ и государственного кадастра;
  • 173.1 и 173.2 — при использовании в процессе захвата фирм-однодневок и подставных лиц;
  • 183 — при незаконном получении сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну;
  • 185.5 — фальсификация решения общего собрания или совета директоров общества;
  • 186 — в части изготовления и сбыта ценных бумаг;
  • 196 и 197 — преднамеренное и фиктивное банкротство;
  • 303 — фальсификация доказательств, — при представлении в суд в целях получения неправосудного акта поддельных документов;
  • 327 — подделка документов;
  • ч. 3 ст. 299 — незаконное возбуждение уголовного дела в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности.

Приведённый перечень является неполным, в зависимости от конкретных обстоятельств дела и используемых схем органы следствия могут квалифицировать действия рейдеров и их соучастников, совершающих в процессе захвата собственности сопутствующие общественно опасные деяния, по иным статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за налоговые и иные преступления в сфере экономической деятельности, преступления против собственности и должностные преступления, преступления против правосудия, а также против жизни и здоровья граждан.

Депутаты и сенаторы Федерального собрания РФ неоднократно предлагали включить в УК РФ статью 159.7 УК РФ, предусматривающую ответственность непосредственно за рейдерский захват, причем наказание предлагалось сделать суровым — до 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Представляется, что в связи с распространенностью данного деяния и его повышенной общественной опасностью, такие предложения вполне обоснованы; как мы отметили выше, имеющаяся редакция диспозиции статьи 159 УК РФ полностью охватывает действия правонарушителей по захвату чужой собственности, в связи с чем нет необходимости введения в кодекс отдельной статьи, предусматривающей ответственность за рейдерство.
Между тем санкция части 4 ст. 159 УК РФ, по которой и привлекаются к отвественности рейдеры, предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет, относя эти преступления к категории тяжких. Введение отдельной части в ст. 159 УК РФ в отношении рейдеров позволило бы выделить это деяние в качестве вида мошенничества, предусмотрев повышенную ответственность за совершение подобных деяний с отнесением их к категории особо тяжких преступлений. Все это способствовало бы сохранению стройности системы уголовного законодательства, облегчило бы практическое применение статьи в данной части, а также способствовало бы более полной реализации превентивной функции уголовного закона.

В случае введения в закон новой части ст. 159 УК РФ, вполне логично было бы отнести расследование уголовных дел данной категории к подследственности следователей Следственного комитета РФ, к которой отнесена основная масса преступлений в сфере экономической деятельности; это, на наш взгляд, положительным образом сказалось бы как на качестве расследования, так и на исключении споров о подсудности и соблюдении сроков при проведении проверок сообщений о фактах рейдерских захватов.

Защита от рейдерства — как обезопасить свою компанию?

В глобальном понимании рейдерство неистребимо, пока будут существовать пробелы в законодательстве, взяточничество и коррупция. Но любой фирме под силу снизить риск «попадания в руки» рейдеров. Для этого следует придерживаться следующих правил:

  • полномочия в доверенности на любого сотрудника должны быть строго ограничены на решение узкого круга задач;
  • передача активов и отчуждение собственности могут быть прерогативой совета директоров, а не менеджеров;
  • процесс сбыта (передачи) третьим лицам долей в уставном капитале общества, недвижимого имущества, основных средств должен быть строго регламентирован отдельным внутренним нормативным документом общества с определением основополагающих положений в уставных документах;
  • к выбору сотрудников, особенно топ-менеджеров, бухгалтеров, материально-ответственных и доверенных лиц стоит отнестись внимательно — лучше проверять их личности через службы безопасности или специальные агентства;
  • акционерный капитал стоит по возможности максимально консолидировать в одних руках; при наличии множества акционеров необходимо реализовать систему мер по предотвращению скупки определённого количества (дающего право решающего голоса) акций сторонними лицами без ведома учредителей (основных акционеров);
  • в устав следует быть введено правило о преимущественном праве покупки долей или акций, недвижимого имущества, основных средств, внутренних (внутрихолдинговых) векселей и иных долговых обязательств соответственно участниками (учредителями) и юридическими лицами, входящими в холдинг или группу предприятий;
  • номинальных лиц в управлении компанией нужно избегать;
  • в фирме должна действовать отлаженная система защиты информации;
  • в организации необходима отдельная регламентация и строгий учёт действий по выпуску векселей и иных долговых обязательств;
  • необходимы регламентация и строгий учёт всех действий по изготовлению, хранению и использованию печатей и штампов, используемых организацией в своей деятельности;
  • необходима регламентация и строгий учёт взаимоотношений между руководителями и сотрудниками, входящими в административный аппарат общества, с внедрением практики «служебных записок» хотя бы в отношении тех действий или процессов, которые могут повлечь образование задолженности, реализацию долей в капитале общества, недвижимого имущества и основных средств;
  • следует избегать сосредоточение функций по реализации основных активов общества и распоряжению крупными суммами денежных средств в руках одного лица, не являющегося основным или единственным собственником общества; при удалении собственников бизнеса от управления обществом необходима регламентация в уставных документах процедуры истребования их согласия на осуществление значимых сделок;
  • необходимо поручить юристу или юридическому отделу не реже чем раз в месяц проверять базы ГАС «Правосудие» и иные базы судов на предмет наличия в производстве судов дел с участием либо в отношении общества;
  • желательно закрепление в уставных документах общества принципа, согласно которому все действия по реализации долей в уставном капитале, недвижимого имущества и основных средств осуществляются конкретным нотариусом или нотариусами определенных нотариальных округов;
  • вся деятельность фирмы должна осуществляться в строгом соответствии с действующим законодательством.
Читайте также:  Первая группа инвалидности какие льготы

Штатному юристу, никогда не сталкивавшемуся с захватом чужой собственности, трудно оценить все риски и снизить их. В случаях, когда организация подвергается рейдерскому захвату, пострадавшие лица оказываются перед лицом целого ряда проблем: правоохранительные органы отказываются возбуждать уголовные дела;

  • проверки по заявлениям о преступлении проводятся сотрудниками подразделений ЭБиПК МВД РФ формально и с нарушением процессуальных сроков;
  • материалы проверок пересылаются из одного территориального подразделения в другое, из органов полиции в органы СКР в связи со спором о подследственности;
  • не редко в возбуждении уголовного дела отказывается со ссылкой на наличие корпоративного спора и гражданского правонарушения.

Большое распространение в последние годы получил не предусмотренный законом термин «технический отказ», — оперативные сотрудники, не успевая принять закончить проверку в предусмотренный УПК РФ максимальный 30-дневный срок, выносят необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в расчете на отмену постановления прокуратурой с получением дополнительного месяца для проведения дополнительной проверки.

Например

Средний срок рассмотрения сообщения об экономическом преступлении сотрудниками ОЭБиПК УВД по ЦАО г. Москвы с момента подачи заявления о совершении преступления и до вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела составил в 2017 году более 6 месяцев.

В подавляющем большинстве случаев оперативные сотрудники не виноваты в сложившейся ситуации и честно и добросовестно исполняют свои служебные обязанности, не успевая провести проверку в силу загруженности, занятости в иных делах, а также в силу специфики подобных дел, по которым необходимо проведение целого ряда оперативно-розыскных мероприятий, применение специальных познаний, проведение экспертиз и исследований. Да и сами злоумышленники никак не способствуют проведению проверки, уклоняются от явок для дачи объяснений, не представляют истребованные документы и т.п.

За столь длительное время, которое проходит с момента подачи заявления о совершении преступления и до принятия постановления о возбуждении уголовного дела, виновные лица успевают легализовать похищенное имущество, используя институт «добросовестного приобретательство» и средства гражданского судопроизводства, уничтожить доказательства и совершить иные действия, результаты которых впоследствии необратимым образом препятствуют производству по делу и его направлению в суд.

Поэтому, если вы не хотите потерять свой бизнес и заработанное имущество, заручитесь поддержкой уголовного адвоката, специализирующегося на защите бизнеса от экономических преступлений, который проведет аудит вашей фирмы и определит ее наиболее уязвимые места. Если механизм захвата уже запущен, адвокат не допустит передачи ваших активов в чужие руки и сделает все возможное, чтобы спасти фирму и привлечь виновных лиц к ответственности.

Сегодня "Российская газета" публикует текст Закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". Речь идет об ужесточении наказания за рейдерство, которое президент Дмитрий Медведев охарактеризовал как сложное и очень опасное преступление.

В последнее время количество таких преступлений — захват имущества, имущественных и неимущественных прав, денежных средств предприятий — резко возросло. И руководители различного ранга, и не только правоохранительных структур, с тревогой отмечали, что рейдеры в течение долгого времени являются серьезной проблемой для российского бизнеса. Причем, как ни грустно это сознавать, в рейдерские атаки зачастую вовлекались и правоохранители.

Однако официальные правовые акты для борьбы с рейдерством долго не принимались. Теперь ситуация кардинально меняется. Раньше преступники довольно легко избегали наказания или получали чисто символические сроки — не существовало определения, что можно считать рейдерством, чтобы определить состав преступления. На практике в отношении рейдеров чаще всего возбуждались уголовные дела за подделку документов и мошенничество. Но теперь для них наступили тяжелые времена.

Видео: Вести-24

Изменения в УК и УПК позволят привлекать рейдеров к уголовной ответственности уже на начальных этапах рейдерского захвата. Тем самым упреждая наступление последствий, при которых возврат пострадавшему захваченного имущества осложняется институтом защиты добросовестного приобретателя.

Теперь, по новому закону, на два года сядет в тюрьму фальсификатор единого государственного реестра юридических лиц или реестра владельцев ценных бумаг. В том числе — за внесение в реестр владельцев ценных бумаг заведомо недостоверных сведений. Кроме потери свободы он заплатит штраф от 100 до 300 тысяч рублей.

Если же рейдер угрожал насилием своей жертве, то за это предусматривается лишение свободы на срок от трех до семи лет со штрафом до полумиллиона рублей. А если в результате действий рейдеров наступили тяжкие последствия — уничтожение имущества, нанесение вреда здоровью, — преступники отправятся в места не столь отдаленные на 10 лет.

Фальсификация решения общего собрания акционеров или решения совета директоров хозяйственного общества наказывается штрафом от 100 до 500 тысяч рублей либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом от 100 до 300 тысяч рублей. Такое наказание предусматривается в том случае, если эта фальсификация была совершена путем принуждения акционера общества, участника общества с ограниченной ответственностью, члена совета директоров хозяйственного общества к голосованию или к отказу от голосования, соединенных с шантажом или с угрозой применения насилия, либо уничтожения или повреждения чужого имущества.

Кроме того, преступлением будет считаться и умышленное искажение результатов голосования при принятии решения на общем собрании акционеров.

Андреева Любовь Александровна

канд. юрид. наук, доцент кафедры экономико-управленческих и правовых дисциплин Новгородского филиала РГГУ, г. Великий Новгород

При переходе к рыночным отношениям происходит изменение структуры преступности, переоценка общественной опасности тех или иных явлений. Одним из таких явлений стало рейдерство. В настоящее время действия рейдеров распространились на группы предприятий (сети), на предприятия, связанные технологической цепочкой либо крупный бизнес, получили транснациональное значение. Квалифи­кация рейдерского захвата, как захвата предприятия, становится частным примером, а наиболее общим, охватывающим данное противоправное явление, явился противоправный захват бизнеса.

Главой 22 УК РФ [4] определены виды уголовно наказуемых деяний, совершаемых в сфере экономической деятельности. В указанной главе содержатся виды преступлений, совершаемых лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность и другую деятельность экономической направленности, с «рейдерством» связаны 35 статей УК РФ. Вместе с тем, отдельные составы «рейдерства» отсутствуют, а в целом Глава 22 УК РФ, определяя виды наказуемых деяний в области экономической деятельности, направлена на оценку преступлений совершаемых предпринимателями. Некоторые составы преступлений возможно оценить только по совокупности. Например, статьи 137 и 138 УК РФ квалифицируют нарушение неприкосновенности частной жизни, тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений. Обычно, указанные преступные деяния предшествуют рейдерскому захвату. С рейдерским завладениям пограничны преступления, указанные в статьях 170 УК РФ (регистрация незаконных сделок с землей); 179 УК РФ (принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения); 183 УК РФ (незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну). Особую группу преступлений составляют преступления, связанные с банкротством ст.ст. 195‑197 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве; преднамеренное банкротство, фиктивное банкротство), и, близкая по составу ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации). Рейдерский захват и завладение бизнесом невозможен без злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК РФ), злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст.286 УК РФ). Рейдерские преступления имеют коррупционный характер, что подтверждается рядом составов, в том числе ст. ст. 290-294, 303, 327 УК РФ (получение взятки, дача взятки, служебный подлог, халатность, воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, фальсификация доказательств и подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков). Характерным силовым способом рейдерского захвата является самоуправство (ст. 330 УК РФ), также возможно сравнение мошенничества (ст. 159 УК РФ) с рейдерским завладением, а вымогательства (ст. 163 УК РФ) — с рейдерским захватом.

Читайте также:  Статья 124 125 упк рф сроки обжалования

Исследовав состояние законодательства, автор считает возможным выделить «рейдерство» отдельным составом уголовно наказуемого деяния, создав отдельную статью УК РФ «Рейдерство», определив, как противоправный захват бизнеса либо посягательство на предпринимательскую деятельность. Необходимо квалифицировать «рейдерство» исключительно как преступление, совершенное группой лиц.

Рейдерство в России имеет свою историю, ранее процветали силовые способы захватов, когда вооруженные боевики устраняли или запугивали владельцев, а администрацию и работников выбрасывали с помощью грубой силы, сейчас в ходу все более изощренные способы, прежде всего использование недостатков законодательства, участие чиновников госструктур и различные комбинации всех этих методов.

Общее представление о том, что объект рейдерства есть не что иное, как общественные отношения, взятые под охрану уголовным законом, нуждается в пояснениях. Во-первых, законодатель по ряду причин при обозначении в статьях закона объекта рейдерства в одних случаях может указывать лишь на отдельные элементы общественных отношений. В других случаях называть правовую форму, за которой всегда следует видеть соответствующие общественные отношения. Предполагаются общественные отношения по реализации права на бизнес. Однако, общее исходное представление об объекте рейдерства как общественном отношении — лишь первая ступень познания этого явления. В силу абстрактности, оно порой не может выполнять роль инструмента для юриста-практика. Следовательно, объект входит в основание уголовной ответственности. Это значит, что для привлечения лица к ответственности по конкретным основаниям УК РФ необходимо установить, на какой объект было направлено преступление, какому объекту желало причинить вред своими действиями конкретное лицо и, в частности, какому именно объекту этот вред был причинен либо создавались угроза причинения такого вреда. В связи с этим необходимо совершенствование уголовного законодательства с одновременным изменением системы правоохранительных органов. Вместе с тем, главой 22 УК РФ определены виды уголовно наказуемых деяний, совершаемых в сфере экономической деятельности, отсутствует разграничение составов, направленных против занятия предпринимательской деятельность. В указанной главе содержатся виды преступлений, совершаемых лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность и другую деятельность экономической направленности, с «рейдерством» связаны 35 статей УК РФ [4].

Исследовав состояние законодательства, автор считает возможным выделить рейдерство отдельным видом уголовно наказуемого деяния, создав отдельную статью УК РФ «Рейдерство» и выделив отдельную главу о защите бизнеса в Особенной части УК РФ. Необходимо квалифицировать «рейдерство» исключительно как преступление, совершенное группой лиц. Данная статья УК РФ позволит отграничить это противоправное деяние от других уголовно наказуемых деяний в области экономики. Автор полагает, что ошибочно утверждение, что понятие «рейдерство» не имеет самостоятельного состава преступления, а может быть рассмотрено в совокупности с различными состава УК РФ.

Предлагаемые в настоящее время изменения в УК РФ и в УПК РФ лишь частично реализуют предложения в области корпоративного права, дополняя УК РФ статьей, предусматривающей ответственность за фальсификацию единого государственного реестра юридических лиц или реестра владельцев ценных бумаг и ряд других изменений и дополнений.

На практике квалификация рейдерского захвата, отграничение захвата предприятия от рейдерской атаки или недружественного поглощения, являются основными элементами в системе предупреждения захват бизнеса.

Необходимо определить и отграничить термины «рейдерства», «редерской атаки», «рейдерского захвата». Совершенствование Уголовного Кодекса РФ, федерального законодательства по борьбе с коррупционными и рейдерскими преступлениями, установление и четкое определение перечня коррупционных преступлений и отдельных статей УК РФ «Рейдерство» будет способствовать более успешному противодействию преступности и иным общественно опасным деяниям в России [1, с. 25].

Противоречия в дефинициях «рейдерства» диктуют необходимость уточнения определения данного понятия с целью четкой фиксации его объема и содержания. Понятие «рейдерская атака» корреспондирует с понятиями «рейдерского захвата» и «рейдерства», имеющих уголовно-правовые признаки.

Основополагающим понятием в определении рейдерского захвата является понятие «захвата», то есть действие, направленное на определенный объект. В Уголовном кодексе РФ [4] уже используется понятие «захват», однако не применительно к преступлениям в сфере экономики.

Насильственный характер действий по захвату предприятия возможен посредством использования организованной силы (преимущественно вооруженной) — законных силовых структур, незаконных вооруженных формирований либо массового участия граждан, а также демонстрации готовности применить силу. Следовательно, употребление понятия «захват» в Уголовном кодексе РФ свидетельствуют, что «захват» как уголовно-правовое понятие включает в себя насилие с целью установление контроля, господства над захватываемым объектом и применимо к ситуации в области предпринимательства.

Некоторые ученые предлагают использовать термин «завладение» применительно к недружественным поглощениям [2, с. 188] Термин «завладение» в Уголовном кодексе РФ употребляется в случаях неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения. В данном случае отсутствует насилие и цель — хищение, т.е. полное господство над вещью. По мнению автора, правильно и обоснованно применять термин «захват», чем, например, «завладение», к составу преступления «рейдерство», либо возможно разграничение составов на два, а именно «рейдерский захват» и «рейдерское завладение». Рейдеры при захвате предприятия устанавливают контроль над предприятием (бизнесом) вопреки воле его руководства, как правило, посредством насилия, а при завладении — используют иные схемы преступного поведения.

Е.Г. Никонова условно разделила захват на три части: 1) действия по захвату (как правило, неправомерные, насильственные); 2) непосредственно сам захват; 3) последствия захвата. При этом целью захвата (рейдеров) является: 1) захват долей инвесторов (захват акции / уменьшение доли); 2) захват непосредственно активов, имущества предприятия; 3) а также смена менеджмента предприятия (может быть как сама цель захвата и как последствия захвата) [2, с. 211]. Таким образом, захват — это насильственная смена инвесторов (собственника) или менеджмента компании с целью приобретения (завладения) имущества компании или установления, управления данным имуществом.

Как отмечает П. Сычев, при наказании рейдеров формируется практика применения нескольких статей Уголовного кодекса РФ [3, с. 154]. Сложность квалификации заключается в субъективности трактовки понятия «захват». В законодательстве пока еще имеются существенные пробелы, а современные рейдеры действуют с учетом положений Уголовного Кодекса РФ и практики. Таким образом, «рейдерство» и «криминальный захват» предприятий не являются юридическими определениями, и в Уголовном кодексе РФ нет статей, которые охватывали бы эти понятия в целом. Соответственно пока нет и единой статистики дел, ведущихся по этой категории, а выводы сделаны, исходя из эмпирического массива уголовных дел, имеющих характеристику рейдерского захвата, либо из опыта защиты бизнеса по отдельным рейдерским атакам.

Наличие общественной опасности рейдерства представляет собой качественный признак преступления. Данный признак выражает материальную сущность и объясняет, почему деяние признается преступлением. Противоправность свидетельствует о том, что группа лиц, осуществляющих захват, нарушила запрет, содержащийся в уголовно-правовой норме.

Необходимо определить и отграничить термины «рейдерство», «рейдерское завладение», «рейдерский захват». Совершенствование Уголовного Кодекса РФ, федерального законодательства по борьбе с коррупционными и рейдерскими преступлениями, установление и четкое определение перечня коррупционных преступлений и отдельной статьи УК РФ «Рейдерство» будет способствовать более успешному противодействию преступности и иным общественно опасным деяниям в России [1, с. 25].

Имеются другие признаки рейдерского завладения либо захвата бизнеса. Действующее законодательство не предусматривает какого-либо способа удостоверения подлинности подписи участника общества на протоколе общего собрания, а также не обязывает органы, осуществляющие ведение государственных реестров, требовать у заявителей и сохранять их подлинники, что в некоторых случаях приводит к фальсификации подписи участников на протоколе, осуществлению захватчиками необходимых действий на его основании. С целью захвата имущества рейдеры, имеющие полномочия исполнительного органа, совершают сделки по отчуждению имущества по заниженной цене либо иные экономически нецелесообразные сделки, действительной целью которых является отчуждение имущества у общества, между участниками которого возник конфликт, при этом в некоторых случаях фальсифицируется решение общего собрания участников общества, которым якобы была одобрена такая сделка.

Читайте также:  Предварительный график отпусков образец

Участники общества, подписи которых в протоколе сфальсифицированы, испытывают серьезные затруднения в доказывании факта подделки, поскольку экспертиза подлинности подписи по копии документа не проводится, а сфальсифицированный подлинник уже не существует. Сложившаяся ситуация требует внесения дополнений и изменений в законодательство: необходимо установить презумпцию недействительности оспариваемого участником решения общего собрания общества; законодательно предусмотреть обязанность нотариального удостоверения подписей участников общества по ряду важнейших вопросов, в частности — по вопросам избрания единоличного исполнительного органа общества, реорганизации/ликвидации общества, совершения крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

Для правильной квалификации действий лиц, которые совершили рейдерских захват бизнеса ли рейдерское нападение на бизнес, необходимо провести отграничение рассматриваемого преступления от составов экономических преступлений главы 22 УК РФ и выделения отдельной главы 22’ УК РФ, условно наименование главы может быть как «Преступления против экономической безопасности».

Захватом, согласно российскому уголовному законодательству, являются внезапные для потерпевшего агрессивные действия виновного, которые соединены с насилием или угрозой применения насилия. Нападение и следующее за ним насилие (или угроза) составляют органическое единство двух противоправных актов, которые объединены единой целью — завладение материальным производственным комплексом либо установлением контролях над бизнесом. Поэтому о факте рейдерского захвата бизнеса, как о самостоятельном объективном признаке рейдерства, можно говорить только условно, вместе с тем вне насилия или угрозы применения насилия рейдерство не теряет уголовно-правового значения.

Физическое насилие определяется в статье о рейдерском захвате в общем виде как опасное для жизни и здоровья. Насилие может быть не только физическим, но и психическим. Психическое насилие при рейдерском захвате и рейдерском поглощении заключается в угрозе непосредственного применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего. Угроза может быть выражена словами, жестами, демонстрацией оружия. Цель угрозы — подавить волю потерпевшего, принудить его передать бизнес, подарить или не препятствовать его изъятию. Насилие может быть применено не только к предпринимателю, собственнику имущества, но и к любому другому лицу, препятствующему совершению акта рейдерства.

Как видно из проектируемых статей УК РФ, рейдерский захват и рейдерское завладение имеются схожие преступные деяния в виде нападения с применением насилия либо с угрозой его применения. Общим являются и способы совершения преступных действий — применение насилия либо угрозы его применения. Цель совершения нападения — завладение производственным комплексом, предприятием, бизнесом.

Субъективная сторона этих преступлений характеризуется виной в форме прямого умысла, при котором лица осознают общественно опасный характер своих действий, желают их совершения, преднамеренно совершают противоправные действия по отношению к объектам посягательства. Однако принципиальное отличие заключается в мотиве, на которые идут преступники, совершая данные преступления.

Разграничение двух составов рейдерства может быть определено по основному объекту преступления. При рейдерском захвате — это безопасность экономических отношений в широком смысле, при завладении бизнесом — экономическая безопасность отдельного производственного комплекса.

Вместе с тем, главой 22 УК РФ определены виды уголовно наказуемых деяний, совершаемых в сфере экономической деятельности. В указанной главе содержатся виды преступлений, совершаемых лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность и другую деятельность экономической направленности. Исследовав состояние законодательства, автор считает возможным выделить «рейдерство» двумя отдельными составами уголовно наказуемого деяния, определив понятие, как противоправный захват бизнеса либо посягательство на предпринимательскую деятельность. Внесение в проект новой редакции ГК РФ понятия «предпринимательской деятельности», в определенной степени облегчит отграничение понятий материального комплекса предприятия и определения «бизнеса» и «предпринимательской деятельности».

Есть множество способов захвата предприятия рейдерами, они зависят от разных условий (организационно–правовой формы, наличия задолженности по кредитам, степень близости захватчика к административному ресурсу и многое другое). В России, чаще всего, целью захвата является простой вывод активов, моментальная их продажа и дальнейшая перепродажа, признание сделок с государственными и муниципальными органами недействительными, передача ранее арендованного имущества государственной и муниципальной собственности, в руки конкурентов либо государственным и муниципальным предприятиям, нарушая закон и обрекая предприятие на процедуру банкротства.

Возможным решением проблемы по борьбе с рейдерством было бы принятие федерального межотраслевого закона по борьбе с рейдерством. Он должен в большей степени касаться тех сфер законодательства, где борьба с рейдерством, до настоящего времени, не проводилась, а также выработке основного понятийного аппарата, определяющего данное преступление, согласованного с новой редакцией Гражданского Кодекса РФ.

Общим основанием криминализации данного деяния является степень его общественной опасности, связанная с отрицательными последствиями развития рыночных отношений; с последствиями участия капиталов, имеющих криминальную природу и их отмыванием, в экономических отношениях; с отрицательными последствиями участия коррумпированных чиновников и сотрудников правоохранительных органов в захвате бизнеса. Рейдерство носит ярко выраженные коррупционные признаки: рейдеры и должностные лица действуют согласованно, при этом, чиновники используют свои должностные возможности, а нередко, руководят процессом захвата бизнеса; должностные лица, уполномоченные либо не уполномоченные на издание нормативных и иных правовых актов, издают правовые акты, способствующие либо облегчающие процесс рейдерского захвата; должностные лица издают заведомо незаконные правовые акты, направленные против предпринимательской деятельности, либо участвуют в процедурах создания особых условий конкуренции; проявляется влияние чиновников на решения «дружественных судов».

Угроза рейдерского захвата, потери собственности в условиях коррупции, угроза жизни и здоровья собственникам и их родственникам, представителям менеджмента, несоизмеримые вложения по обеспечению безопасности, приводят к выводу о нерентабельности предпринимательской деятельности и риску потери бизнеса. Таким образом, уголовно-правовая политика в борьбе с рейдерством, на первом этапе, заключается в определении квалифицирующих признаков «способствующих рейдерскому захвату», внесения изменений в действующий УК РФ, возможно с параллельной разработкой федерального закона «О рейдерстве», а на втором этапе, принятие антирейдерских норм, включив две отдельные статьи в главу 22 УК РФ [4], а затем сформировав отдельную главу 22’ УК РФ.

Следовательно, отдельная глава Особенной части УК РФ может быть представлена ст. ст.169, 178, 179, 180, 183, 195, 196, 197 УК РФ, а также двумя новыми статьями — «незаконный захват бизнеса» и «незаконное завладение бизнесом».

В области противодействия коррупции необходима реализация норм федерального законодательства и включение квалифицирующего коррупционного признака в Общую часть УК РФ.

1. Андреева Л. А. Рейдерство (уголовно-правовой аспект). Актуальні проблеми кримінального права, процесу та криміналістики : Сб.матеріали II-ї міжнародної науково-практичної конференції : в 2-х томах. Том 1. Кримінальне, кримінально-виконавче право та кримінологія / под ред. Ю. О. Гурджі, А. М. Притула. — Одеса: Міжнародний гуманітарний університет, 2010. — С. 24‑27.

2. Никонова Е. Г. Рейдерство. Гражданско-правовые и уголовно-правовые аспекты / Н. Г. Никонова, К. Э. Добрынин, К. В. Крутильников. — М.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2009. — 290 с.

3. Сычев П.Г. Отобрать и присвоить не проблема. Пробелы в законодательстве развязали рейдерам руки. Закон. — 2007. — Август. — С. 153‑158.

4. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ с изм. 07.03.2011 г. № 26 — ФЗ // СЗ РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *