— Я считаю, что необходимость такого закона назрела давно. Необходимо изменить отношение к труду, и государство должно ориентироваться в первую очередь на людей, которые живут честно и платят налоги, — считает автор инициативы, депутат петербургского заксобрания Андрей Анохин. — Я не совсем понимаю, почему такое внимание приковано именно к инициативе, касающейся тунеядства, мною предложена целая система поправок в законодательство по труду. Сейчас 20 миллионов экономически активных граждан находится в тени, кто-то живет от сдачи квартир, кто-то не работает принципиально и сидит на шее у своих родителей.

За тунеядство депутат предлагает наказывать годом исправительных работ. Цель инициативы — увеличение налогов в бюджет, борьба с "серым" сектором экономики, в котором, по разным оценкам, трудятся свыше 20 миллионов самозанятых человек без оформления и уплаты страховых взносов. Кроме того, как пояснил "РГ" Андрей Анохин, закон в случае его принятия поможет вывести в правовое русло сферу миграции и лучше контролировать рынок труда.

Нововведение заставит россиян, по мысли депутатов, регистрироваться на бирже труда. Ответственности для работодателей, которые платят "серую" зарплату работникам, закон не предусматривает.

— Я полагаю, этот процесс запустится автоматически. В первую очередь сами люди будут отказываться работать без официального оформления, — считает Андрей Анохин.

Тунеядцами не будут считаться граждане до 18 лет, женщины с детьми в возрасте до 14 лет, инвалиды, священнослужители.

Прежде чем поступить на рассмотрение в Госдуму, законопроект должен получить одобрение в петербургском парламенте. Автор инициативы оценивает ее шансы как высокие.

В Белоруссии, напомним, с апреля этого года официально не работающие более 183 дней граждане, включая проживающих в республике иностранцев, обязаны внести сбор около 15 тысяч рублей.

По мнению руководителя департамента социологии Финансового университета при правительстве РФ Алексея Зубца, идея вызывает больше вопросов, чем ответов. По его словам, для того, чтобы вывести самозанятых, официально не работающих россиян в " белый" сектор, требуется более щадящий налоговый режим, приобретение патентов без регистрации и отчетности. В России масса различных категорий граждан, к которым применить новые правила будет сложно.

"Например, как быть с домохозяйками, женщинами, которые живут за счет хорошо зарабатывающих мужей и занимаются домашним трудом? С неработающими гражданами, имеющими легальные источники доходов: состоятельными наследниками, взрослыми детьми богатых родителей, родственниками? " — задается вопросами эксперт. "Или с творческими людьми?" — вспоминает при этом гениального советского поэта, лауреата Нобелевской премии Иосифа Бродского, который был осужден за тунеядство в годы советской власти.

Напомним, что под термином тунеядство в советские времена понималось паразитическое существование за счет не отдельных граждан, а за счет всего общества. Но при этом общественно полезный труд в общественном секторе экономики являлся в то время единственно законным по форме собственности. С 1961 по 1991 год действовала статья за тунеядство, которая предусматривала наказание за ведение "паразитического образа жизни" в случае, если гражданин проживал на нетрудовые доходы более четырех месяцев подряд. Однако при этом государство обеспечивало 100-процентную занятость, а учеба в учебном заведении считалась достаточным эквивалентом "общественно полезного труда".

Между тем сейчас депутаты предлагают внести в действующую Конституцию РФ поправку о том, что труд сегодня является не только правом, но и обязанностью граждан.

"С точки зрения религиозной морали — может быть, — говорит Алексей Зубец, — но с точки зрения развитого светского государства, рыночной экономики, вводить" погонялово" негуманно. И главное — неэффективно и дорого для бюджета. Кто будет выявлять и контролировать факты уклонения граждан от труда, от регистрации на бирже труда? Участковые по месту жительства, которые получат дополнительные полномочия? Налоговики или органы соцстраха, исходя из уплаты страховых взносов?"

Кстати, то, что в России в прошлом веке массово наказывали за тунеядство, миф. Дел были единицы. В каждом конкретном случае тунеядства суды были обязаны тщательно проверять, какова продолжительность неучастия в общественно полезном труде лица в отдельные периоды года и чем она обусловлена.

Борьба с тунеядством велась до принятия в апреле 1991 года закона "О занятости населения", отменившего уголовную ответственность за тунеядство и признавшего безработицу. В дальнейшем в законодательстве РФ — правопреемнике СССР — термин "тунеядство" больше не употреблялся. Сейчас по закону "О занятости населения в РФ", если условия труда не соответствуют правилам и нормам по охране труда, а также если предлагаемая зарплата ниже величины прожиточного минимума, работа не будет считаться подходящей.

Региональные власти поддержали законопроект, устанавливающий уголовную ответственность за уклонение от трудоустройства более шести месяцев, назвав эту меру «своевременной и актуальной». Проект поправок в федеральное законодательство, возрождающий существовавшее в Советском Союзе наказание за тунеядство, был разработан депутатом заксобрания Санкт-Петербурга Андреем Анохиным. Губернаторы Севастополя, республик Тыва, Адыгея, Марий Эл полностью одобряют действующую редакцию документа. Некоторые регионы предлагают учесть отдельные замечания — например, расширить категорию лиц, на которых закон о тунеядстве не будет распространяться, предусмотреть переходный период и организовать широкое обсуждение с научным сообществом. Об этом говорится в официальных ответах глав субъектов РФ, адресованных автору законодательной инициативы (письма находятся в распоряжении «Известий»). В то же время федеральные министерства настаивают, что наказание за тунеядство противоречит как действующей Конституции РФ, так и международным актам.

В конце апреля этого года депутат Заксобрания Санкт-Петербурга Андрей Анохин подготовил пакет поправок в федеральные законы, согласно которым россиян, уклоняющихся от трудоустройства свыше шести месяцев при наличии подходящей работы, будут наказывать исправительными работами сроком до 1 года. Для этого в Конституции РФ предлагается прописать, что труд — это не только право, но и обязанность каждого гражданина. Не будут считаться тунеядцами граждане до 18 лет, инвалиды, родители детей-инвалидов, женщины с детьми в возрасте до 14 лет и ряд других категорий граждан.

Весной законопроект получил широкий общественный резонанс — депутаты Госдумы в большинстве своем высказались категорически против. С связи с этим автор инициативы решил заручиться поддержкой со стороны региональных властей и трудовых коллективов. Анохин разослал обращения главам субъектов РФ, руководителям региональных парламентов, полпредам в федеральных округах, а также почти 1,5 тыс. предприятий, работающих в России и отражающих мнение трудящихся коллективов.

«Несправедливо кормить армию тунеядцев и бездельников»

Введение уголовной ответственности за уклонение от трудоустройства полностью поддержало руководство Севастополя, республик Тыва, Адыгея, Марий Эл и пр. По мнению вице-губернатора Рязанской области Сергея Филимонова, «указанная законодательная инициатива представляется своевременной и актуальной». Он отмечает, что «вопросы возрождения и поддержки ценностей честного труда в России будут учтены при разработке проектов нормативно-правовых актов Рязанской области».

Некоторые регионы согласны с необходимостью принять законопроект, однако предлагают учесть отдельные замечания. В первую очередь региональные власти считают, что нужно расширить категорию лиц, на которых закон о тунеядстве не будет распространяться.

Читайте также:  Куда уходит подоходный налог с зарплаты

Например, правительство Республики Бурятия предлагает учесть тех, кто занят личным подсобным хозяйством. Руководитель департамента труда и занятости населения Краснодарского края Игорь Мелких отмечает, что «возможность принятия указанного законопроекта, имеющего целью борьбу с нелегальными трудовыми отношениями, в целом поддерживаем. Вместе с тем перечень категорий лиц, на которых не распространяется действие предлагаемого состава преступления, нуждается в детальной проработке и возможном расширении».

Заместитель председателя правительства Ивановской области Ирина Эрмиш не уверена в том, что уклонение от трудоустройства должно быть расценено «именно как уголовно наказуемое деяние, а не как правонарушение, за которое должна быть предусмотрена иная форма ответственности — административная, дисциплинарная», поэтому она предлагает дополнить пояснительные материалы с соответствующим обоснованием выбора вида ответственности.

Заместитель полномочного представителя президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Андрей Мотовилов поддержал концепцию законопроекта и предложил создать экспертную комиссию с привлечением полпредов всех округов и научного сообщества для дальнейшей проработки законопроекта.

«Введение обязательной занятости для маргинальных и асоциальных элементов считаем возможным, но распространять эту практику на всё население считаем неприемлемым», — считают в правительстве Кировской области.

«Указанные проблемы, связанные с ростом безработицы, снижением реальных доходов населения, социальным иждивенчеством, наличием теневого сектора экономики и неформальной занятости населения, действительно имеют место», — говорится в ответе заместителя председателя правительства Свердловской области, министра финансов Галины Кулаченко. В правительстве предлагают установить переходный период для введения и реализации законопроекта.

Наказывать за тунеядство считают справедливым в некоторых трудящихся коллективах — например, на заводе ОАО «Балаковорезинотехника» в Саратовской области была организована встреча с профсоюзным коллективом предприятия и «вопрос о принятии закона нашел активный отклик и поддержку». В Самарском электромеханическом заводе предлагают также возродить систему «лечебно-трудовых профилакториев для асоциальных элементов».

«Быть тунеядцем — это моральный выбор»

Большинство регионов, не поддержавших законопроект, ссылаются на противоречие действующей Конституции РФ и международным актам. Губернатор Пермского края Виктор Басаргин, несмотря на то что он «разделяет оценку остроты проблемы снижения авторитета человека труда в современных условиях», считает, что наказание за тунеядство «вызовет ухудшение международного имиджа нашей страны как демократического государства».

Вице-губернатор Еврейской автономной области Геннадий Антонов уверен, что в нынешних российских реалиях нельзя вводить наказание за тунеядство. В Советском Союзе под правом на труд подразумевалось «получение гарантированной работы», и это право обеспечивалось «социалистической системой хозяйства, неуклонным ростом производительных сил, бесплатным профессиональным обучением, повышением трудовой квалификации и обучением новым специальностям, развитием систем профессиональной ориентации и трудоустройства». Однако Конституция РФ таких обязательств не предусматривает.

«Тунеядство признается настолько социально опасным явлением, что за него предусматривается не административная, а уголовная ответственность. Между тем уголовная ответственность влечет за собой судимость, которая препятствует дальнейшему трудоустройству. В итоге принятие законодательной инициативы приведет к тому, что граждане РФ будут вынуждены устраиваться на любую работу, чтобы не быть привлеченным к уголовной ответственности», — считают в администрации Смоленской области.

Фракция «Справедливая Россия» не поддержала законопроект. Первый зампред комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Алла Кузьмина говорит, что «тунеядцы — это процент общества, который избегает работы, это их моральный выбор по отношению к семье, обществу и государству. Быть иждивенцами у государства неправильно, но любые меры принуждения здесь не помогут, это вопрос воспитания. Если государство не может дать работу гражданам, то они в этом не виноваты».

Федеральные ведомства — Министерство труда и социальной защиты, Министерство юстиции, администрация президента — единогласно высказались против принятия законопроекта.

В Минтруде считают, что незанятость граждан не может служить основанием для привлечения к административной или иной ответственности: «Согласно ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах, никто не должен принуждаться к принудительному или обязательному труду».

В Минюсте полагают, что «ограничение конституционного права гражданина на труд может повлечь за собой умаление иных прав граждан (право на мирные собрания, на управление делами государства, на осуществление предпринимательской или иной не запрещенной законом экономической деятельности, на образование, на свободу творчества и преподавания), поскольку обязательность осуществления трудовой деятельности связана с использованием значительного объема свободного времени гражданина, необходимого для реализации им своих конституционных прав».

Слово ответчику

Автор законопроекта о тунеядстве Андрей Анохин к осенней сессии Законодательного собрания Санкт-Петербурга планирует доработать текст документа с учетом предложений регионов.

«Чтобы учесть мнения всех регионов и получить консолидированную поддержку моей идеи борьбы с тунеядством и повышения престижа честного труда, данная законодательная инициатива требует доработки», — говорит он в своем письме к председателю заксобрания Вячеславу Макарову.

Профессор Института современного развития Алексей Скопин рассказал, что регионы, поддержавшие введение наказания за тунеядство, хотят таким образом пополнить бюджет недополученными налогами.

— В России сложилась большая социальная группа, которая работает в теневом секторе экономики, то есть они делают что-то, но не платят налоги, — например, те, кто занимается умственным трудом — пишут книги, рисуют картины. По данным Министерства труда, у нас 37 млн официально не занятых граждан. Законопроект может подтолкнуть россиян, чтобы они начинали регистрироваться как занятые. В некоторых регионах до 70% жителей занято в теневой экономике, а не официально. Поэтому главы субъектов, которые поддерживают законопроект, думают о пополнении бюджета, сокращении расходов на пособия по безработице и установлении прозрачности на рынке труда. Госстатистика эти вещи не улавливает, поэтому федеральные власти не всегда понимают суть проблемы. Те главы, которые выступили против, думают с точки зрения прав человека и Конституции, — говорит эксперт.

Скопин напомнил, что в этом году в Белоруссии был введен налог на тунеядство для тех, кто более полугода не был официально трудоустроен.

— В Белоруссии также стоит остро проблема теневой экономики — в стране очень многие зарабатывают на транзитной торговле, а уровень официальной занятости составляет 20–25% от общей численности населения, — сказал он.

По данным Росстата, в июле 2015 года численность занятых экономической деятельностью в России составила 73,1 млн человек, число безработных — 4,1 млн человек, а уровень безработицы (отношение численности безработных к численности экономически активного населения) — 5,3%. По сравнению с июлем 2014 года, количество занятого населения уменьшилось на 0,3%, а число безработных, наоборот, увеличилось на 7,9%.

В учреждениях службы занятости на учете в качестве безработных на июль этого года стояло 975 тыс. человек, что на 13,1% больше, чем в прошлом году. Около 800 тыс. россиян получали пособие по безработице. Отметим, что на 2015 год минимальная величина пособия по безработице установлена в размере 850 рублей, а максимальная — в размере 4,9 тыс. рублей.

Читайте также:  Земельный налог на придомовую территорию

В число уголовно преследуемых за «паразитизм» в СССР попадали цыгане, верующие, цеховики, алкоголики и диссиденты

Проект приказа о налогах на тунеядство подготовлен белорусскими властями. Предполагается, что ежегодная сумма выплат по нему может составить 2,6 млн белорусских рублей (около $ 280. — РП). По мнению чиновников, тунеядцы должны «оплатить то, что уже потребили», а именно бесплатное образование и медицину.

Периодически о желании наказывать тунеядцев выступают и представители российской власти. Летом этого года такую инициативу предложило законодательное собрание Самарской области, ее поддержала член Комитета СФ по социальной политике Валентина Петренко: «В СССР действовал закон о тунеядстве, согласно которому отлынивавшие от работы подлежали уголовной ответственности. Думаю, неплохо было бы к нему вернуться. Многие же просто не хотят работать: им легче жить на пособие, перебиваться попрошайничеством, переезжать из города в город якобы в поисках лучшей жизни. Закон же, как мне кажется, мог бы быть неким сдерживающим фактором. Хотя бы часть людей осознали, что за уклонение от труда их ждет не пособие по безработице, а суровое наказание».

В обоих случаях представители белорусских и российских властей не просто ссылаются на советский опыт по борьбе с тунеядством, но и в качестве основного объекта преследования видят «паразитов» — людей, ведущих асоциальный образ жизни. Однако в СССР тунеядство трактовали гораздо шире.

За гадание и попрошайничество — на Север

В большинстве популярных статей годом появления в Уголовном кодексе РСФСР наказания за тунеядство называют 1961-й. Однако пресловутая 209 статья лишь дополнила ряд ранее действовавших указов, в которых прописывалась ответственность за «асоциальный образ жизни».

В июле 1951 года выходит Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами». Под это определение попадали бродяги, безработные и попрошайки. За «злостное паразитирование», то есть задержание за данное преступление во второй раз, давали один год колонии, а на первый раз — высылали из городов за 101-й километр. Во втором полугодии 1951 года в городах, на железнодорожном и водном транспорте было задержано 107 тысяч «паразитов», в 1952 году — 156 тысяч, в 1953 году — 182 тысячи.

Социальный состав задержанных был таков: нищие и инвалиды войны и труда составляли 70 %, лица, впавшие во временную нужду — 20 %, профессиональные нищие — 10 % (в их числе трудоспособные граждане — 3 %).

Но если в сталинское время борьба с «паразитизмом» оправдывалась тем, что послевоенный СССР испытывал дефицит рабочих рук (то есть в основе гонений была экономика), то при Хрущеве борьба с ним получила идеологический подтекст.

Предтечей уголовной статьи за тунеядство стал указ Верховного Совета от 5 октября 1956 года «О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством». Казалось бы, только-только страна пережила нашествие германского нацизма, делившего нации на плохие и хорошие, и сталинизм с его коллективной ответственностью нации (депортации), как вновь появляется ущемление по национальному признаку. По этому указу около 10 тысяч цыган было выслано на сроки от двух до пяти лет в северные районы как «злостные паразиты», занимающиеся гаданием и попрошайничеством. Местные власти с азартом начал громить цыганские стоянки и насильно сдавать детей цыган в интернаты.

Впервые стройное идеологическое обоснование под борьбу с «паразитизмом» было подведено в 1957 году. Тогда в советских газетах появился проект закона «Об усилении борьбы с общественно вредными паразитическими элементами», предусматривавший их разделение на две группы: «совершеннолетних, работоспособных граждан, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни и злостно уклоняющихся от общественно полезного труда», и «граждан, живущих на нетрудовые доходы». Тогда же появилось и понятие «тунеядец». Под ним, кроме «паразитов», стали понимать лиц, сознательно уклоняющихся от труда, а также разного рода «индивидуальных предпринимателей» (туда попадали и «извлекающие нетрудовой доход с приусадебного участка»). Конец 1950-х — это время нового гонения на верующих, и в категорию «тунеядцев» стали включать представителей разного рода сект, по религиозным принципам отказывающихся от работы на государство.

«Постановление встречено горячими аплодисментами людей с честными рабочими руками»

На XXII съезде председатель КГБ СССР Александр Шелепин выступил с программной речью, в которой обрушился на паразитов и тунеядцев: «Советские законы — самые гуманные в мире, но их человеколюбие должно распространяться лишь на честных тружеников, а в отношении паразитических элементов, всех тех, кто живет за счет народа, законы должны быть суровы, ибо указанная категория лиц — это наш внутренний враг».

В мае 1961 года вступает в силу указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Теперь для того, чтобы попасть под действие статьи 209 УК РСФСР, достаточно было не работать более четырех месяцев в году. Отсутствие соответствующих записей в трудовой книжке служило основанием для привлечения к уголовной ответственности. Исключение составляли только женщины, воспитывающие малолетних детей. Наказанием для тунеядцев стала высылка в специально отведенные местности на срок от двух до пяти лет и обязательное привлечение к труду по месту поселения.

В СССР лицам, обвиненным в тунеядстве, присваивалась аббревиатура — БОРЗ (без определенного рода занятий), а несколько позже в уголовной среде появилась формулировка на жаргоне — «борзой», то есть человек стойко не желающий работать.

Выявление и отлов тунеядцев возложили на МВД, но их сил на это не хватало, и тогда на помощь милиции пришли так называемые общественные суды — группы активистов, состоящие из дружинников, комсомольцев, партийных и хозяйственных деятелей. Фактически до половины тунеядцев проходили через этих активистов. Через три месяца действия Указа в служебной записке для Бюро ЦК КПСС приводилась статистика: «В РСФСР выявлено 130 тысяч тунеядцев. После проведения разъяснительной работы большинство лиц, уклоняющихся от общественно полезного труда, приступило к работе на предприятиях, стройках, в колхозах и совхозах».

Самый известный в советской истории тунеядец — поэт Иосиф Бродский. После масштабной травли в газетах он чуть не умер в камере от сердечного приступа, а весной 1964-го получил максимальное наказание по 209 статье — пять лет принудительных работ на Севере. Как сообщала советская печать, «постановление суда было встречено горячими аплодисментами людей с честными рабочими руками». «Перевоспитывался» Бродский в совхозе «Норинское» Архангельской области, где он провел чуть менее полутора лет (под давлением мировой общественности приговор поэту был сокращен).

Поэт Евгений Рейн вспоминал про жизнь Бродского в ссылке:

«Были у него несколько раз. Ему там отвели половину избы, очень просторной, уютной. В основном он занимался стихами, иногда их вывозили на какие-то работы. Он помогал убирать урожай, раскидывал на поля навоз. Как потом рассказывал сам Бродский, это было самое счастливое время в его жизни. Помню, поехали вместе с Найманом поздравлять его с 25-летием. Привезли икры зернистой, водки ящик, американские сигареты и японский радиоприемничек. Очень хорошо отпраздновали. А через несколько месяцев его амнистировали. Жан-Поль Сартр попросил председателя Верховного Совета повлиять на ситуацию, и это сработало».

Читайте также:  Заполнение платежки по налогу на прибыль

За четыре года действия Указа судьбу Бродского (но не с таким счастливым финалом) разделили 37 тысяч человек, всего же было выявлено 520 тысяч тунеядцев. Выслали бы больше, чем 37 тысяч, но власти северных областей, куда отправляли «паразитов» (Архангельская и Пермская область, Удмуртия и Коми — всего около тридцати регионов) засыпали Москву бесконечными жалобами, что не могут принять такое число ссыльных. Аргумент их был прост — для тунеядцев нет ни работы, ни жилья. В 1965 году высылка тунеядцев была отменена. Вместо этого их привлекали к труду по месту жительства.

Тогда же закрытые социологические исследования показали, что около половины людей, привлекавшихся по 209 статье, — случайные люди, попавшие под раздачу из-за нерасторопности местных властей. Так, характеризуя причины и условия своего поведения, большинство опрошенных (21,2 %) назвали отсутствие профтехучилища, где они могли бы приобрести профессию. 16,8 % обследованных заявили, что не выполняют норм выработок из-за отсутствия достаточного фронта работ. Большинство осужденных (80 %) не имели постоянного места жительства и лишь 18,3 % были жителями городов. Объясняя причины бродяжничества, 50,8 % опрошенных лиц указали на отсутствие желания прописаться там, куда отправили их после отбытия наказания.

Почти четверть осужденных за тунеядство (22,2 %) работали на частных работах. Людей, заявлявших о принципиальном несогласии работать где-либо, была половина (50,6 %).

Характерен и тот факт, что сама формулировка 209-й статьи менялась четыре раза (в 1975, 1979, 1982, 1984 годах). Власти то ужесточали ее (до одного-двух лет лишения свободы), то смягчали (исправительные работы и снова введение ссылки). В брежневское время негласно под тунеядцами стали понимать асоциальные элементы — алкоголиков, наркоманов, бродяг, придерживающихся криминальных установок («работать западло»). С ними участковые вели профилактические беседы, да и сами тунеядцы и паразиты научились обходить систему — именно тогда появилось «поколение дворников и сторожей». На «липовые должности» устраивалась не только богема, но и цеховики, верующие, различного рода чудаки — все те, кого тогда было принято называть «антисоветским элементом».

Антрополог Татьяна Ластовка в журнале «Антропологический форум» (2009, № 14) описывает несколько приговоров тунеядцам в Томском областном суде и суде Кировского района Томска:

«Приговор № 106 от 10 мая 1972 года по делу гражданина М.

В ноябре 1968 года М. устроился на работу на Томский завод режущих инструментов, начал пить и в августе 1969 года был уволен с завода как самовольно оставивший производство. До 29 октября 1969 года М. не работал, жил на иждивении бабушки, затем устроился на работу в Тимирязевский лесхоз, где проработал до 14 января 1970 года и уволился. До мая 1971 года М. не работал, пьянствовал. 10 мая временно устроился на работу в землеустроительную экспедицию, где проработал до 15 июня и самовольно оставил работу.

М. был подвергнут приводу в органы милиции, где ему было сделано официальное предостережение об устройстве на работу. По день ареста не работал, жил и питался у бабушки в Курлеке, пил, когда его угощали друзья.

Согласно заключению наркологической экспертизы М. является хроническим алкоголиком, нуждающимся в принудительном лечении. Противопоказаний к этому не имеется, а поэтому суд считает необходимым направить его на принудительное лечение от алкоголизма в период отбывания им наказания».

«Приговор № 1-194/78 от 10 июля 1975 года по делу А., ранее судимого по части 1 статьи 209 УК РСФСР, приговоренного к 6 месяцам лишения свободы, освобожденного по истечении наказания, отрицательно характеризующегося, признанного наркологической экспертизой хроническим алкоголиком, преданного суду по части 2 статьи 209 УК РСФСР.

Проживая в семье матери, А. систематически вел паразитический образ жизни, не работая в 1977 году 8 месяцев, а в 1978 году вообще не работал. В то же время вел разгульный образ жизни, пьянствовал, вымогая деньги у матери и бабушки. В этом же году он дважды — в 1978 году 1 февраля и 24 июня 1978 года — был предупрежден об уголовной ответственности по статье 209 II УК РСФСР, но на работу не устроился и продолжал пьянствовать.

Суд приговорил: А. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 209 II УК РСФСР и подвергнуть его лишению свободы по указанной статье на срок один год шесть месяцев с содержанием в ИТК строгого режима. Применить к А. принудительное лечение по поводу хронического алкоголизма».

Доля осужденных по статье 209 УК РСФСР в общем числе осужденных была относительно небольшой, составляя в целом по республике 6—7 %. Лишь в Москве и Сочи этот показатель был в разы выше — по 14 % от всех уголовных дел. Реальным сроком заканчивались лишь 10—12 % от общего числа дел по тунеядству.

Статья 209 оставалась хорошим способом воздействия на диссидентов. За политическую деятельность многих из них увольняли с работы, а новую найти не давали возможности. Хроника «Московской Хельсинкской группы» приводила множество примеров, как власти преследовали диссидентов за тунеядство:

«Недавно представители административных органов являлись домой к таким известным писателям, как Георгий Владимов — вышедший из Союза советских писателей, Владимир Войнович и Владимир Корнилов — исключенные из того же Союза, Александр Зиновьев, лишенный всех званий и уволенный с работы философ, — и требовали отчета о средствах существования. Даже к Льву Копелеву пришел милицейский чин, интересуясь, почему он не работает (Копелев давно достиг пенсионного возраста).

Летом 1977 года был арестован и затем осужден к двум годам ссылки преподаватель иврита Иосиф Бегун. Преподавание иврита суд не счел "общественно полезным трудом", так как власти отказываются регистрировать эту работу в финансовых органах, тем самым фактически накладывая запрет на преподавание иврита в СССР. Срок ссылки Бегуну был сокращен по амнистии в связи с 60-летием Октябрьской революции, и недавно Бегун возвратился в Москву, но ему отказывают в прописке, хотя он москвич и жена его живет в Москве».

Новая волна борьбы с тунеядцами прошла уже на исходе советской власти — при Андропове. Советским гражданам 1983 год запомнился облавами в рабочее время на людей в парикмахерских, банях и кинотеатрах. Со смертью Андропова эта кампания была свернута, а официально тунеядство исчезло из УК вместе с распадом СССР — в декабре 1991 года.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *