Дата размещения статьи: 18.01.2016

Для реализации и защиты избирательных прав и права на участие в референдуме граждан, осуществления подготовки и проведения выборов и референдумов в Российской Федерации формируются избирательные комиссии. Так как большинство членов избирательных комиссий являются наемными работниками, особое значение для них приобретают законодательно закрепленные гарантии в сфере труда.

"Одним из принципов, на которых строится работа избирательных комиссий в ходе организации и проведения выборов, референдумов, является принцип независимости, означающий в том числе независимость и беспристрастность их членов как лиц, наделенных публично-значимыми функциями. Реализация этого принципа требует от федерального законодателя предоставления тем из них, кто осуществляет полномочия члена избирательной комиссии наряду с обязанностями по трудовому договору, особых гарантий в рамках трудовых правоотношений" [1].

В соответствии с пунктом 19 статьи 29 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (далее — Федеральный закон об основных гарантиях) член комиссии с правом решающего голоса до окончания срока своих полномочий, член комиссии с правом совещательного голоса в период избирательной кампании, кампании референдума не могут быть уволены с работы по инициативе работодателя или без их согласия переведены на другую работу.

Следует отметить, что в Федеральном законе об основных гарантиях речь идет о запрете увольнения работника, являющегося членом избирательной комиссии, только по инициативе работодателя. То есть увольнение работника — члена избирательной комиссии по иным основаниям, которые в соответствии с Трудовым кодексом РФ с инициативой работодателя не связаны, допустимо. Так, возможно увольнение работника, являющегося членом избирательной комиссии по истечении срока трудового договора (п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ), в связи с отказом работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ), в связи с отказом работника от перевода на работу в другую местность вместе с работодателем (п. 9 ч. 1 ст. 77 ТК РФ), в связи с дисквалификацией или иным административным наказанием, назначенным работнику, исключающим возможность исполнения им обязанностей по трудовому договору (п. 8 ч. 1 ст. 83 ТК РФ), в связи с прекращением допуска работника к государственной тайне, если выполняемая работа требует такого допуска (п. 10 ч. 1 ст. 83 ТК РФ), а также в других случаях увольнения не по инициативе работодателя.

Конституционно-правовой смысл положений, содержащихся в пункте 19 статьи 29 Федерального закона об основных гарантиях, выявлен в Определении Конституционного Суда РФ от 16 января 2007 года. N 160-О-П "По жалобе федерального государственного учреждения "Маганский лесхоз" на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 19 статьи 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". "Положение пункта 19 статьи 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в системе действующего правового регулирования не исключает возможность увольнения по инициативе работодателя лица, исполняющего полномочия члена избирательной комиссии с правом решающего голоса, по такому предусмотренному законом основанию для расторжения трудового договора, как грубое нарушение трудовых обязанностей, в случае если увольнение не является результатом преследования лица за исполнение возложенных на него публично-значимых функций" [1].

Однако на практике для признания судом увольнения работника незаконным часто было достаточно лишь подтвердить его членство в избирательной комиссии с правом решающего либо совещательного голоса. К такому же выводу пришел Конституционный Суд РФ [1].

Подобная судебная практика способствовала злоупотреблению работниками — членами избирательных комиссий правом, использованию гарантий, предоставляемых им законодательством о выборах и Трудовым кодексом РФ, в качестве средства для освобождения от ответственности за недобросовестное выполнение обязанностей по трудовому договору.

Так, Кузнецова Г.Р., уволенная с должности главного лесничего и заместителя директора ФГУ "Маганский лесхоз" за однократное грубое нарушение своих трудовых обязанностей (п. 10 ч. 1 ст. 81 ТК РФ), выразившееся в неправильном отводе лесосек и ненадлежащем контроле за порубкой деревьев, что повлекло причинение работодателю значительного материального ущерба, была восстановлена на работе в прежней должности решением Березовского районного суда Красноярского края от 6 апреля 2006 года, оставленным без изменения Кассационным определением Красноярского городского суда от 5 июня 2006 года, в частности на том основании, что она являлась членом избирательной комиссии муниципального образования "Маганский сельский совет" с правом решающего голоса [1].

Читайте также:  Материнская помощь при рождении ребенка

Принятие Конституционным Судом РФ Определения N 160-О-П по результатам рассмотрения жалобы ФГУ "Маганский лесхоз" на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 19 статьи 29 Федерального закона об основных гарантиях стало поворотным моментом в формировании судебной практики по рассмотрению дел о незаконном увольнении работодателем членов избирательных комиссий. Проанализировав несколько аспектов проблемы предоставления членам избирательных комиссий гарантий защиты от увольнения, в том числе обеспечение баланса конституционных прав как работника, так и работодателя, Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что "гарантии, предоставляемые членам избирательных комиссий, в том числе в трудовых правоотношениях, не являются их личной привилегией, имеют публично-правовой характер, призваны служить публичным интересам, обеспечивая их повышенную охрану законом именно в силу осуществляемых ими публично-значимых полномочий, ограждая их в соответствующий период от необоснованных преследований и способствуя беспрепятственной деятельности избирательных комиссий, их самостоятельности и независимости" [1].

В настоящее время при рассмотрении дел о незаконном увольнении работодателем члена избирательной комиссии суды учитывают правовые позиции Конституционного Суда РФ, которые отражены в его решениях.

В Определении РФ от 16 января 2007 года N 160-О-П, в котором Конституционный Суд РФ впервые обратился к рассматриваемой проблеме, был сделан вывод, что запрет на увольнение работника, являющегося членом избирательной комиссии, по инициативе работодателя не должен трактоваться как исключающий любую возможность его увольнения за грубое нарушение трудовых обязанностей, в том числе когда оно не имеет отношения к исполнению полномочий члена избирательной комиссии. Вопрос о том, являлось ли увольнение способом оказания давления, преследования либо наказания лица в связи с исполнением им полномочий члена избирательной комиссии, в каждом конкретном случае должен разрешаться судом в ходе рассмотрения иска этого лица о восстановлении на работе [1].

При вынесении указанного Определения Конституционный Суд РФ не дал определения "грубого нарушения трудовых обязанностей". Являлось ли допущенное нарушение грубым, решается судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела. Перечень грубых нарушений трудовых обязанностей содержится в пункте 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, а именно: прогул; появление работника на рабочем месте в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения; разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей; совершение по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения; нарушение работником требований охраны труда, если это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на производстве, авария, катастрофа) либо заведомо создавало реальную угрозу наступления таких последствий.

Конституционность увольнения работника — члена избирательной комиссии на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ исследовалась Конституционным Судом РФ в Определении от 3 июля 2007 года N 514-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб общества с ограниченной ответственностью "Торговый центр "Приобье" и гражданки Филипповой Галины Васильевны на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 19 статьи 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Суд признал возможным увольнение руководителя организации, являвшегося членом избирательной комиссии с правом решающего голоса, на основании решения собственников организации, но при условии, что ими при этом не допущено дискриминации работника в связи с его деятельностью в качестве члена избирательной комиссии и злоупотребления правом. При установлении таких обстоятельств увольнение должно признаваться незаконным [4].

Следует отметить, что на практике судами не всегда исследуется вопрос: не является ли увольнение способом оказания давления, преследования либо наказания лица в связи с его деятельностью в качестве члена избирательной комиссии, — а также не всегда учитывается то обстоятельство, что работник на момент увольнения являлся членом избирательной комиссии.

Читайте также:  Генеральное консульство украины в россии

Так, Верховным Судом РФ было отменено решение Центрального районного суда г. Читы от 11 марта 2013 года по иску Дашиевой Д.Р., уволенной по основаниям, установленным пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ, к Комитету образования администрации муниципального района "Читинский район" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула [5], а также Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 5 июня 2013 года [6], которыми в удовлетворении исковых требований отказано. В Определении от 25 апреля 2014 года N 72-КГ14-2 Верховный Суд РФ указал, что суд, проверяя законность увольнения, оставил без внимания довод Дашиевой Д.Р. о проявленной дискриминации в сфере ее деятельности как члена избирательной комиссии, на который она ссылалась в подтверждение своего иска, и не дал ему правовой оценки. Также судом не было учтено, что на момент увольнения Дашиева Д.Р. являлась членом избирательной комиссии муниципального сельского поселения "Угданское" с правом решающего голоса [7].

В Определении от 1 июня 2010 года N 840-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы администрации муниципального образования "Городское поселение "Город Советская Гавань" Советско-Гаванского муниципального района Хабаровского края на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 19 статьи 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" Конституционный Суд РФ пришел к выводу о недопустимости увольнения работника — члена избирательной комиссии в связи с сокращением численности и штата работников (п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ), что, по мнению Суда, не лишает работодателя права на принятие кадровых решений, в том числе посредством сокращения численности и штата работников. Соответствующее ограничение, которое вводится только в отношении работника, на которого в установленном порядке возложены полномочия члена избирательной комиссии с правом решающего голоса, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы работодателя [8].

Эта позиция была уточнена в Определении Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2010 года N 1722-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Румянцева Геннадия Матвеевича на нарушение его конституционных прав положениями части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 и статьи 73 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", пункта 19 статьи 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", частей первой и третьей статьи 392, части второй статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации, а также частей первой и шестой статьи 152, статей 153 и 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", в котором Суд констатировал, что правовое регулирование, направленное на установление дополнительных гарантий для лиц, выполняющих публично значимые функции в качестве членов избирательных комиссий с правом решающего голоса, в том числе посредством установления запрета на их увольнение по инициативе работодателя, применимо в равной мере ко всем членам избирательных комиссий с правом решающего голоса независимо от характера трудовых (служебных) отношений [9].

Таким образом, практика рассмотрения судами дел о незаконном увольнении работников — членов избирательных комиссий претерпела существенные изменения под влиянием решений Конституционного Суда РФ. Так, указанных лиц возможно уволить в случае грубого нарушения ими трудовых обязанностей, а также на основании, предусмотренном пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ.

Однако целесообразно внести соответствующие изменения как в избирательное, так и в трудовое законодательство. Так, пункт 19 статьи 29 Федерального закона об основных гарантиях следует дополнить положением о том, что в случае грубого нарушения трудовых обязанностей работник — член избирательной комиссии может быть уволен по инициативе работодателя, а также по отсылочной норме к пункту 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, содержащему перечень грубых нарушений трудовых обязанностей.

Читайте также:  Как исправить кбк в платежном поручении

История эта случилась в Красноярском крае. Главного лесничего "Маганского лесхоза" Галину Кузнецову осенью 2004 года уволили с работы. Как гласит текст определения КС, "за однократное грубое нарушение своих трудовых обязанностей, выразившееся в неправильном отводе лесосек и ненадлежащем контроле за порубкой деревьев, что повлекло причинение работодателю значительного материального ущерба".

Однако Кузнецова подала в суд и по итогам двух процессов летом 2006 года была восстановлена в должности. Потому что она оказалась не просто главным лесничим, но и членом избирательной комиссии муниципального образования "Маганский сельский совет" с правом решающего голоса. А на сотрудников избиркомов до окончания срока их полномочий распространяется запрет на расторжение трудового договора по инициативе работодателя. Лесхоз решений красноярских судов не оценил и пожаловался в Конституционный суд на пункт 19 статьи 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ". Заявители написали в КС, что оспариваемая норма "создает возможность злоупотребления правом со стороны работника, являющегося членом избирательной комиссии".

Профессия сотрудника избиркома, признали в вынесенном определении судьи КС, требует "особых гарантий в рамках трудовых правоотношений", поскольку организаторы выборов должны быть независимы и беспристрастны. "В этом смысле обеспечение полномочий избирательных комиссий и их членов приобретает, по существу, статус гарантии избирательных прав граждан", — полагают авторы определения.

Но помимо законодательной, есть еще и правоприменительная практика. "Судебная практика исходит из того, что для признания увольнения работника незаконным достаточно лишь подтвердить его членство в избирательной комиссии с правом решающего либо совещательного голоса, не давая оценки обстоятельствам совершенного им правонарушения", — указывают судьи КС. И запрет на увольнение приобретает "абсолютный характер". А ведь предоставляемые законом гарантии, гласит определение, "не являются их личной привилегией, призваны служить публичным интересам, ограждая их в соответствующий период от необоснованных преследований". И потому судьи КС уверены, что толкование оспариваемой нормы, принятое ныне в судебной практике, "создает возможность злоупотребления правом, предоставляет данному лицу необоснованные по сравнению с другими работниками преимущества". Ну, а использование увольнения как способа давления на члена избиркома должно определяться судом в каждом конкретном случае отдельно.

В итоге Галина Кузнецова проиграла. Фактически новая правовая позиция КС возвращает работодателю все возможности увольнять членов избиркомов наравне с обычными людьми — но, конечно, не в период самих выборов.

Содержание статьи

Незаконное увольнение с места работы

Здравствуйте! Я член избирательной комиссии с правом решающего голоса. Меня уволили по сокращению с места работы, так как я являюсь пенсионером. В вестнике избирательной комиссии Республики Дагестан в пункте 19 статьи 29 в системе действующего правового регулирования указано, что член комиссии с правом голоса в период избирательной компании, не могут быть уволены с работы по инициативе работодателя или переведены на другую работу. А теперь вопрос. Как могу я восстановиться на работу, куда обратиться и есть ли вообще такой закон.

Здравствуйте! Увольнение по инициативе работодателя члена комиссии, в том числе по сокращению штатов, не допускается в соответствии с п. 19 ст. 29 Федерального закона № 67-ФЗ. Соответствие Конституции РФ этого правила подтверждено Определением КС России от 1 июня 2010 г. N 840-О-О.

Чтобы восстановится на работе Вам нужно подать иск о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании оплаты за время вынужденного прогула. На обращение в суд в соответствии со ст. 392 Трудового кодекса РФ у Вас есть 1 месяц со дня получения приказа об увольнении или получения трудовой книжки.

Можно ли уволить с основной работы члена УИК

Я являюсь членом УИК с правом решающего голоса.

Могут ли меня уволить с основной работы за нарушение трудового режима?

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *