Заявитель: _________________________
Адрес: _______________________
Тел.: ________________

ЖАЛОБА
На нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина Приказом начальника УВО при ГУВД г. Москвы полковника милиции ______________ от ___________ г. № ____ л/с, Решением Люблинского районного суда города Москвы от ________ г.

Я, ____________________ __________ г.р. до ________ года являлся сотрудником Управления вневедомственной охраны при ГУВД города Москвы и осуществлял службу в звании старшего лейтенанта милиции в должности инспектора службы 7 линейного отделения 7 отдела милиции.
В _____ году начальник отделения кадров УВО при ГУВД г. Москвы майор милиции ___________, в нарушение моих конституционных прав и действующего законодательства, всячески понуждал меня пройти государственную дактилоскопическую регистрацию. После того, как я дал ____________ полностью обоснованный отказ от прохождения дактилоскопической регистрации, со ссылками на законодательные нормы, которыми я руководствовался, я был уволен по п. «л» ст. 19 Закона РФ «О милиции» за грубое нарушение дисциплины (Приказ начальника УВО при ГУВД г. Москвы полковника милиции ____________ от _________ г. № _____).
Так, в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 25.07.1998 N 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» государственная дактилоскопическая регистрация проводится с соблюдением прав и свобод человека и гражданина, установленных Конституцией Российской Федерации, в соответствии с принципами законности, гуманизма, конфиденциальности, сочетания добровольности и обязательности.
Проведение государственной дактилоскопической регистрации не должно представлять опасность для здоровья человека, унижать его честь и достоинство.
В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 25.07.1998 N 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» обязательной государственной дактилоскопической регистрации подлежат, в том числе, граждане Российской Федерации, проходящие службу в органах внутренних дел.
Приказ начальника УВО при ГУВД г. Москвы полковника милиции ____________ от __________ г. № ________ был обжалован Общероссийским политическим движением «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки» в Люблинский районный суд города Москвы.
Решением судьи __________ Люблинского районного суда города Москвы от ___________ г. было отказано в признании вышеуказанного Приказа об увольнении незаконным, его отмене, восстановлении в должности обеспечении всеми видами довольствия, предоставлении отпуска.
Не согласившись с указанным судебным Решением мной и общероссийским политическим движением «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки» были поданы кассационные жалобы в Московский городской суд, но Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от __________ г. обе кассационные жалобы были оставлены без удовлетворения, а решение суда первой инстанции без изменения.
После мной и общероссийским политическим движением «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки» были поданы надзорные жалобы, но и они были оставлены без удовлетворения.

При этом, судом первой, и последующих инстанций, были допущены грубейшие нарушения моих конституционных прав. При вынесении приказа начальником УВО при ГУВД г. Москвы полковником милиции _____________ от __________ г. № _______, а после и судом были неправильно истолкованы нормы Федерального закона «О государственной дактилоскопической регистрации», не проведено их соотношение с Конституцией Российской Федерации.
После увольнения я обратился за помощью и разъяснениями к Депутату государственной думы – ________________, который в ответе на мое заявление от __________ г. № ___________, сообщил следующее.

Как мной указывалось ранее, в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 25.07.1998 N 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» государственная дактилоскопическая регистрация проводится с соблюдением прав и свобод человека и гражданина, установленных Конституцией Российской Федерации, в соответствии с принципами законности, гуманизма, конфиденциальности, сочетания добровольности и обязательности.
Проведение государственной дактилоскопической регистрации не должно представлять опасность для здоровья человека, унижать его честь и достоинство.

Таким образом, если ____________. добровольно не желал по каким-то соображениям пройти обязательную государственную дактилоскопическую регистрацию, то никто не в праве его принудить, подвергнуть обязательной государственной дактилоскопической регистрации, поскольку в противном случае она уже становится принудительной, а не обязательной, что и будет являться нарушением принципов законности, гуманизма, и, самое главное, добровольности, так как заставить его пройти указанную регистрацию нельзя без унижения его чести и достоинства. Тем более, является незаконным увольнение ___________ по этой причине, так как оно, при описанных выше обстоятельствах, является безусловным нарушением ст. 1,2,6(ч.2),15-18,21,22 Конституции РФ.
В соответствии со ст. 1 Конституции РФ Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.
В соответствии со ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.
В соответствии со ст. 6 (ч.2) Конституции РФ каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.
В соответствии со ст. 15 Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.
Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.
В соответствии со ст. 17 Конституции РФ В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.
Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.
В соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
В соответствии со ст. 21 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.
Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.
В соответствии со ст. 22 Конституции РФ каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

Давая толкование содержанию требований Федерального закона от 25.07.1998 N 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации», __________ руководствовался не столько практикой его применения, а реальным смыслом, заложенным в нем. ___________ принимал непосредственное участие в разработке данного Федерального закона и в своем ответе дал ему аутентичное толкование.
Стоит отметить, что решение суда первой инстанции содержит лишь ссылки на сам Федеральный закон от 25.07.1998 N 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации», без необходимого соотнесения их с положениями Конституции Российской Федерации.
При этом, в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 25.07.1998 N 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» правовой основой государственной дактилоскопической регистрации являются Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы, иные принимаемые в соответствии с ними нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти, а также общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации.

Суд не усматривает разницы между словами «обязательная» и «принудительная».
Я, как сотрудник органов внутренних дел «подлежал» обязательной дактилоскопической регистрации, что подразумевает под собой мою возможность пройти ее по устному заявлению и одновременно, обязанность милиции провести ее, в отличии от добровольной дактилоскопической регистрации, где необходимо письменное заявление. Именно в этом и состоит сочетание принципа добровольности и обязательности.
В действительности же, получается, что меня, как сотрудника милиции поставили в один ряд с лицами, признанными в судебном порядке преступниками. Принцип добровольности обязательности был извращен настолько, что превратился в принцип принудительности и карательности.
Я, как и любой гражданин РФ, в соответствии со ст. 22 Конституции РФ, имею право на личную неприкосновенность, которая предполагает недопустимость какого бы то ни было вмешательства извне в область индивидуальной жизнедеятельности личности и включает в себя физическую (телесную) неприкосновенность и неприкосновенность психическую.
Обеспечение физической неприкосновенности личности предполагает создание достаточных государственных гарантий от каких-либо посягательств на жизнь, здоровье, половую неприкосновенность, свободу физической активности как со стороны государства в лице его органов и должностных лиц, так и со стороны отдельных граждан.
Обеспечение психической неприкосновенности охватывает комплекс мер, направленных на защиту от посягательств психического и нравственного здоровья личности, интеллектуальной и волевой сфер сознания человека (Комментарий к Конституции РФ. Общая редакция Ю.В. Кудрявцева – М.: Фонд «Правовая Культура», 1996-552 с.).
Более того, в соответствии со ст. 2, 5 «Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка» (Принят 17.12.1979 Резолюцией 34/169 на 106-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) при выполнении своих обязанностей должностные лица по поддержанию правопорядка уважают и защищают человеческое достоинство и поддерживают и защищают права человека по отношению ко всем лицам.
Ни одно должностное лицо по поддержанию правопорядка не может осуществлять, подстрекать или терпимо относиться к любому действию, представляющему собой пытку или другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания.

Читайте также:  Бухгалтерская отчетность сроки сдачи 2018

В соответствии со ст. 36 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде Российской Федерации является обращение в Конституционный Суд Российской Федерации в форме запроса, ходатайства или жалобы, отвечающее требованиям настоящего Федерального конституционного закона.
Основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации закон, иной нормативный акт, договор между органами государственной власти, не вступивший в силу международный договор, или обнаружившееся противоречие в позициях сторон о принадлежности полномочия в спорах о компетенции, или обнаружившаяся неопределенность в понимании положений Конституции Российской Федерации, или выдвижение Государственной Думой обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

По моему мнению, Приказ начальника УВО при ГУВД г. Москвы полковника милиции ____________ от __________ г. № ______ и Решение Люблинского районного суда города Москвы от ________ г. являются незаконным и идут вразрез с общепринятыми толкованиями Конституционных прав и свобод человека. В обоих случаях допущена неопределенность в понимании положений Конституции Российской Федерации, в связи с чем, они подлежат проверке.
Так, же, в соответствии со ст. 38 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» к своей жалобе я могу приложить список лиц (свидетелей и экспертов) которых предлагается вызвать в заседание Конституционного Суда Российской Федерации. Пользуясь своим правом, я прошу вызвать в заседание Конституционного Суда РФ Депутата – правоведа ___________________.

На основании изложенного и руководствуясь конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»

1. Признать не соответствующими Конституции Российской Федерации Приказ начальника УВО при ГУВД г. Москвы полковника милиции _____________ от __________ г. № _________ и Решение Люблинского районного суда города Москвы от ___________ г.;

Приложение:
1. Квитанция об уплате государственной пошлины;
2. Копия Приказа начальника УВО при ГУВД г. Москвы полковника милиции ______________ от ____________ г. № ______;
3. Копия Решения Люблинского районного суда города Москвы от ____________ г.;
4. Копия письма Депутата ____________ от _________ г. № _________;
5. Список лиц, подлежащих вызову в заседание Конституционного суда РФ;

« »______________2014 г. _________________/______________

В Конституционный Суд Российской Федерации
103132, г. Москва, ул. Ильинка, 21

Заявитель: Плеханова Любовь Васильевна
Адрес: 644122, г. Омск, ул. 1 Северная, дом 41,
гражданство российское

Наименование и адрес государственного органа, издавшего
закон, конституционность которого обжалуется:

Государственная Дума Федерального Собрания
Российской Федерации,
адрес: 103265, г. Москва, ул. Охотный ряд, д. 1

Наименование обжалуемого закона: Гражданский кодекс
Российской Федерации (Часть первая) от 30.11.1994 №51-ФЗ;
Обжалуемая норма: часть 4, статьи 252)

Источник опубликования:
"Собрание законодательства РФ", 05.12.1994, N 32, ст. 3301,
"Российская газета", N 238-239, 08.12.1994.

Жалоба о проверке конституционности закона,
примененного в конкретном деле заявителя

I. Нормы Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации и основание обращения.

В соответствии со статьей 125 Конституции РФ, Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

В соответствии со статьей 96 Федерального Конституционного Закона РФ "О Конституционном Суде РФ", правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица, указанные в федеральном законе.

В соответствии со статьей 36 ФКЗ "О Конституционном Суде РФ", поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде Российской Федерации является обращение в Конституционный Суд Российской Федерации в форме запроса, ходатайства или жалобы, отвечающее требованиям настоящего Федерального конституционного закона. Основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации закон, иной нормативный акт…

В соответствии с частью 2 статьи 74 ФКЗ "О Конституционном Суде РФ", Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов.

Основанием для настоящего обращения в Конституционный Суд РФ послужила неопределённость в том, соответствует ли Конституции РФ (части 1, статьи 19, части 1,2, статье 35, части 1, статьи 40) положения части четвертой статьи 252 Гражданского кодекса РФ, в той части, в какой они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают возможность выплаты участнику долевой собственности остальными собственниками по их требованию компенсации вместо выдела доли в натуре в отсутствие предъявленного в суд этим участником долевой собственности требования о выделе своей доли из общего имущества.

II. Описание обстоятельств, свидетельствующих о применении обжалуемых норм в конкретном деле заявителя

Плеханова Л. В. обратилась в суд с иском к Гарон П.М., Полтаракиной Л.В., Буховец Н.В., Калиниченко Е.В. о вселении в домостроение № 39 по ул. 3 Станционная в городе Омске и определении порядка пользования указанным жилым помещением на том основании, что она является собственником 1/12 доли спорного дома, а ответчики чинят препятствия в праве пользования жилым помещением. Решением Ленинского районного суда г. Омска от 31 января 2006 года исковые требования Плехановой Л. В. удовлетворены.

22 марта 2006 года определением Судебной коллегии Омского областного суда решение Ленинского районного суда г. Омска от 31 января 2006 г. оставлено без изменения, а кассационная жалоба ответчика Калиниченко Е.В. без удовлетворения. Вместе с тем, в определении от 22 марта 2006 года, Судебная коллегия Омского областного суда указала следующее:

"Из материалов дела усматривается, что Калиниченко Е.В. не предъявляла требовании о разделе имущества, путем выплаты денежной компенсации (п.4 ст. 252 ГК РФ). При этом нужно иметь в виду, что Калиниченко Е.В. необходимо было определить рыночную стоимость спорного домовладения и денежную сумму равную 1/12 доли от рыночной стоимости дома поместить на расчетный счет Управления Судебного департамента при ВС РФ в Омской области. Калиниченко Е.В. не лишена права обращения в суд с выше названным иском".

Воспользовавшись вышеуказанным разъяснением Судебной коллегии Омского областного суда, Калиниченко Е. В., как собственник 11/12 долей жилого дома № 39 по ул. 3-я Станционная в г.Омске обратилась в суд с иском к Плехановой Л. В., являющейся собственником 1/12 долей спорного жилого дома, о разделе имущества путем выплаты денежной компенсации.

Решением мирового судьи судебного участка № 61 Ленинского административного округа г. Омска от 19 сентября 2006 года, Калиниченко Е.В. в иске к Плехановой Л.В. о разделе имущества путем выплаты денежной компенсации отказано.

Апелляционным решением Ленинского районного суда г. Омска от 08.12.2006 года, решение мирового судьи судебного участка № 61 от 19 сентября 2006 года отменено, за Калиниченко Е. В. признано право собственности на 1/12 долю спорного жилого дома, Калиниченко Е. В. обязана выплатить Плехановой Л. В. денежную компенсацию 40 000 (сорок тысяч) рублей за принадлежащую ей 1/12 долю в праве собственности в домовладении № 39 по ул. 3-я Станционная в г. Омске.

Определением судьи Омского областного суда от 28 мая 2007 года в истребовании дела по иску Калиниченко Е. В. к Плехановой Л. В. о разделе имущества путем выплаты денежной компенсации отказано. При этом, в определении указано на то, что «довод надзорной жалобы о том, что требование о выплате компенсации за долю может быть удовлетворено лишь в случае предъявления иска выделяющимся собственником, основан на неправильном толковании закона».

III. Позиция заявителя по поставленному им вопросу и ее правовое обоснование со ссылкой на соответствующие нормы Конституции Российской Федерации.

Согласно части 1, статьи 19 Конституции РФ, все равны перед законом и судом.

Согласно частям 1, 2 статьи 35 Конституции РФ, право частной собственности охраняется законом. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

Согласно части 1 статьи 40 Конституции РФ, каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

Согласно части 1 статьи 235 ГК РФ, право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

П. 7 части второй статьи 235 ГК РФ допускает принудительное изъятие у собственника имущества, в частности, в случае, предусмотренном пунктом 4 статьи 252 ГК РФ.

Читайте также:  Проверка названия фирмы на уникальность

Согласно части 3 статьи 252 ГК РФ, при недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества.

Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности.

Согласно части 4 статьи 252 ГК РФ, несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании настоящей статьи, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией.

Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Согласно части 5 статьи 252 ГК РФ, с получением компенсации в соответствии с настоящей статьей собственник утрачивает право на долю в общем имуществе.

Согласно вышеуказанных норм статьи 252 ГК РФ, при условии, что доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и не имеется существенного интереса в использовании общего имущества, суд и при отсутствии согласия собственника вправе обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию. При этом анализ правовых норм, содержащихся в части 3 и 4 статьи 252 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что порядок принудительного изъятия у собственника имущества, закрепленный в части 4 статьи 252 ГК РФ, может быть применен только в случае заявления этим собственником требований о выделе доли в натуре. Право требования выдела доли в судебном порядке является правомочием собственника – участника общей долевой собственности.

По смыслу норм права, закрепленных в части 4 статьи 252 ГК РФ, исковые требования о выделе доли в натуре свидетельствуют о нежелании этого собственника использовать данное имущество совместно с другими участниками долевой собственности, утрате интереса владения и пользования именно долей в праве на имущество. Поэтому законодатель право суда прекратить общую долевую собственность путем принудительного изъятия имущества в порядке части 4 статьи 252 ГК РФ ставит в зависимость от волеизъявления самого собственника, пожелавшего выделить долю в натуре. Однако юридическая техника оспариваемой нормы не позволяет прийти к выводу о соответствии ее критерию определенности.

На наш взгляд, положения части четвертой статьи 252 ГК РФ, противоречат Конституции, ее статьям 19 (часть 1), 35 (часть 1,2), 40 (часть 1) поскольку содержат дефектные с точки зрения юридической техники нормы. Юридическая конструкция части четвертой статьи 252 ГК РФ, дает возможность применять норму права, закрепленную во втором предложении второго абзаца части 4, статьи 252 ГК РФ, вне контекста с другими правовыми нормами, закрепленными в статье 252 ГК РФ, что приводит к принудительному изъятию у собственника имущества в отсутствие волеизъявления последнего прекратить право долевой собственности.

Указанный недостаток юридической конструкции положений части четвертой статьи 252 ГК РФ, дающий возможность их произвольного применения позволяют сделать вывод о том, что эти положения не соответствуют требованиям статьи 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Конституционный Суд РФ неоднократно высказывался в своих Постановлениях о критериях определенности правовой нормы. В частности в Постановлении Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 года № 11-П, указывалось следующее: «…критерий определенности правовой нормы как конституционное требование к законодателю был сформулирован в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 года по делу о проверке конституционности статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР. Общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона».

Не обеспечивает единообразия понимания оспариваемых норм и разъяснение, содержащееся в п. 36 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ №6/8 от 1 июля 1996 года "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой гражданского кодекса Российской Федерации":

"При невозможности раздела имущества между всеми участниками общей собственности либо выдела доли в натуре одному или нескольким из них суд по требованию выделяющегося собственника вправе обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему денежную компенсацию, с получением которой сособственник утрачивает право на долю в общем имуществе.

В исключительных случаях, когда доля сособственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого сособственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию (пункт 4 статьи 252 Кодекса).

Вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д.

Указанные правила в соответствии со статьей 133 ГК применяются судами и при разрешении спора о выделе доли в праве собственности на неделимую вещь (например, автомашину, музыкальный инструмент и т.п.), за исключением раздела имущества крестьянского (фермерского) хозяйства.

В отдельных случаях с учетом конкретных обстоятельств дела суд может передать неделимую вещь в собственность одному из участников долевой собственности, имеющему существенный интерес в ее использовании, независимо от размера долей остальных участников общей собственности с компенсацией последним стоимости их доли".

Юридическая конструкция абзаца 1 и 2 пункта 36 приведенного Постановления, аналогична юридической конструкции части четвертой статьи 252 ГК РФ, также допускает возможность судам руководствоваться разъяснениями, данными в абзаце втором пункта 36 Постановления вне контекста абзаца первого пункта 36 Постановления, что приводит к принудительному изъятию у собственника имущества в отсутствие волеизъявления последнего прекратить право долевой собственности.

IV. Требование, обращенное в связи с жалобой к Конституционному Суду Российской Федерации.

На основании изложенного, прошу Суд:

Признать не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 35 (часть 1, 2) и 40 (часть 1) положения части 4 статьи 252 ГК РФ в той части, в какой они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают возможность выплаты участнику долевой собственности остальными собственниками по их требованию компенсации вместо выдела доли в натуре в отсутствие предъявленного в суд этим участником долевой собственности требования о выделе своей доли из общего имущества.

Подпись заявителя ________________________ /Л. В. Плеханова/

1. Жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации 3 экз.;
2. Текст статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации – 3 экз.;
3. копия Решения Ленинского районного суда г. Омска от 31 января 2006 года – 3 экз.;
4. копия Кассационного определения Судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 22 марта 2006 года – 3 экз.;
5. копия Решения мирового судьи судебного участка № 61 Ленинского административного округа г. Омска от 19 сентября 2006 года – 3 экз.;
6. копия апелляционного Решения Ленинского районного суда г. Омска от 08.12.2006г. – 3 экз.;
7. копия Определения судьи Омского областного суда от отказе в истребовании дела от 28.05.2007г. – 3 экз.;
8. Квитанция об уплате государственной пошлины.

Рекомендуем также по данной теме:

  • О компенсации вместо выдела доли в натуре. О практике применения пункта 4 статьи 252 ГК РФ судами общей юрисдикции".
  • Судебная практика применения статьи 252 ГК РФ — выплата денежной компенсации вместо выдела доли в натуре

Все документы в суд (процессуальные документы):

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 27 сентября 2016 г. N 1782-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

ГРАЖДАНИНА ГУРМАНА ЮРИЯ АЛЬБЕРТОВИЧА

ЧАСТЬЮ 1 СТАТЬИ 55 И ЧАСТЬЮ 9 СТАТЬИ 208

КОДЕКСА АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Л.М. Жарковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации,

Читайте также:  Нужен ли номер двигателя при постановке

1. В жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации оспаривается конституционность следующих положений Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации: части 1 статьи 55, согласно которой представителями в суде по административным делам могут быть лица, обладающие полной дееспособностью, не состоящие под опекой или попечительством и имеющие высшее юридическое образование, и части 9 статьи 208, предусматривающей, что при рассмотрении административных дел об оспаривании нормативных правовых актов в верховном суде республики, краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде автономной области, суде автономного округа, в Верховном Суде Российской Федерации граждане, участвующие в деле и не имеющие высшего юридического образования, ведут дела через представителей, отвечающих требованиям, предусмотренным статьей 55 данного Кодекса.

Как следует из представленных материалов, к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации с заявлением о нарушении конституционных прав (права на судебную защиту) обратился гражданин Ю.А. Гурман, чье административное исковое заявление об оспаривании пункта 4 статьи 4 Закона Челябинской области от 28 ноября 2002 года N 114-ЗО "О транспортном налоге", статьи 1 Закона Челябинской области от 31 марта 2010 года N 548-ЗО "О статусе и дополнительных мерах социальной поддержки многодетной семьи в Челябинской области" и постановления Правительства Челябинской области от 7 июля 2014 года N 310-П "Об утверждении Порядка выдачи удостоверений многодетной семьи Челябинской области" определением судьи Челябинского областного суда было оставлено без движения, в частности ввиду отсутствия документа, подтверждающего наличие у административного истца высшего юридического образования при намерении лично вести дело, либо документов, удостоверяющих полномочия его представителя С.С. Мальцева и наличие у него высшего юридического образования, и предложено в установленный судом срок устранить недостатки, послужившие основанием для оставления административного искового заявления без движения.

Поскольку указанные судом недостатки в установленный срок устранены не были, административное исковое заявление Ю.А. Гурмана было ему возвращено. На том же основании была оставлена без движения и впоследствии возвращена его частная жалоба на соответствующее определение Челябинского областного суда.

По мнению Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, обратившегося в Конституционный Суд Российской Федерации на основании подпункта 5 пункта 1 статьи 29 Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 года N 1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации", часть 1 статьи 55 и часть 9 статьи 208 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, примененные судами в нормативном единстве со статьями 125, 126, 130, 209, 210, 299 и 301 данного Кодекса, не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 2), 19 (часть 1), 46 (часть 1), 47 (часть 1), 48 (часть 1) и 55 (часть 3), поскольку препятствуют гражданам, не имеющим высшего юридического образования, как в непосредственной судебной защите их прав по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, так и в защите через выбранных ими представителей, если последние также не имеют высшего юридического образования.

2. Конституция Российской Федерации — исходя из того, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18), — гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (статья 46, часть 1), в том числе посредством обжалования в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (статья 46, часть 2). Приведенным конституционным положениям корреспондируют международно-правовые гарантии права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренные Международным пактом о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 14) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (пункт 1 статьи 6), возлагающими на государство обязанность обеспечения каждому доступа к суду в случае спора о его гражданских правах и обязанностях.

Вместе с тем, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, из права каждого на судебную защиту его прав и свобод не вытекает возможность выбора гражданами по своему усмотрению способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются, исходя из Конституции Российской Федерации, федеральными законами (Постановление от 22 апреля 2013 года N 8-П; определения от 17 апреля 2003 года N 123-О, от 16 ноября 2006 года N 493-О, от 17 ноября 2009 года N 1427-О-О, от 23 марта 2010 года N 388-О-О, от 22 марта 2012 года N 555-О-О, от 5 марта 2014 года N 550-О и др.).

Федеральный законодатель, реализуя предоставленные ему Конституцией Российской Федерации (статья 71, пункт "в"; статья 72, пункт "к" части 1; статья 76, часть 2) полномочия, гарантировал гражданам возможность защищать свои права путем оспаривания не только решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, но и нормативных правовых актов.

В то же время с учетом вытекающей из статьи 120 (часть 2) Конституции Российской Федерации обязанности суда при разрешении любого конкретного дела осуществить правовую оценку подлежащих применению нормативных правовых актов в их иерархии и в случае их противоречия принять решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими большую юридическую силу (за исключением случая, если он придет к выводу о противоречии подлежащего применению в данном деле закона Конституции Российской Федерации, когда он обязан приостановить производство по делу и обратиться с соответствующим запросом в Конституционный Суд Российской Федерации), а также с учетом права граждан обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение их конституционных прав законом, примененным в конкретном деле, право граждан на оспаривание в судебном порядке непосредственно нормативных правовых актов органов публичной власти и должностных лиц представляет собой, по существу, дополнительную возможность защиты их прав с использованием судебного механизма.

Поэтому, определяя условия использования этого способа защиты прав, законодатель мог учитывать его специфику, состоящую как в предмете рассмотрения по таким делам (преимущественно вопросы права, а не факта — части 7 и 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации), так и в том, что по своей природе обжалование гражданином нормативного правового акта не ограничивается только определением его прав и обязанностей, но и затрагивает правовые интересы всех лиц, которые попадают в сферу регулирования этого акта. Последнее выражается как в прекращении применения с указанной судом даты нормативного правового акта, признанного не действующим полностью или в части (статья 216 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации), так и в невозможности принятия судом к рассмотрению административных исковых заявлений об оспаривании нормативных правовых актов, если имеется вступившее в законную силу решение суда, принятое по административному иску о том же предмете (пункт 4 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Соответственно, введение федеральным законодателем требования к гражданам, участвующим в делах об оспаривании нормативных правовых актов в верховном суде республики, краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде автономной области, суде автономного округа, в Верховном Суде Российской Федерации, в случае отсутствия у них высшего юридического образования вести дело через представителя, имеющего высшее юридическое образование, — учитывая гарантированное им право на доступ к суду при рассмотрении конкретных дел без соблюдения этого условия — не выходит за пределы дискреции федерального законодателя и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права граждан.

3. Согласно части второй статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" наличие неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации закон, примененный в деле заявителя, служит необходимым основанием к рассмотрению дела и вынесению по нему итогового решения в виде постановления. Такой неопределенности применительно к оспариваемым Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации законоположениям не усматривается.

Этим не исключается правомочие законодателя в целях оптимизации процедур, связанных с необходимостью устранения из правовой системы нормативных положений, противоречащих закону, посредством их судебного оспаривания, внести в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации соответствующие изменения и дополнения.

Таким образом, жалоба Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, поданная в защиту конституционных прав и свобод Ю.А. Гурмана, как не отвечающая критериям допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята им к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *